Вход для пользователей
   Логин
 [ Регистрация ]
   
   Пароль
  [ Забыли пароль ]
   
   
      
На развитие Ты-Поэт:
руб.



Облако тэгов

стихи  cnb[b  стих  cnb[  stihi  стихи поэтов  cnb[b gj'njd  сайт поэтов  cfqn gj'njd  сайт молодых поэтов  стихи молодых поэтов  поэты современники  поэты  gj'ns  поэт  poet  поэты современности  сайт стихов  сайт поэзии  cfqn cnb[jd  сайты стихов  cfqns cnb[jd  ты поэт сайт  ns gj'n  ты поэт  ns gj'n  тыпоэт  nsgj'n  ты - поэт  ns - gj'n  я поэт  z gj'n  япоэт  zgj'n  я - поэт  z - gj'n  опубликовать стихи  опубликовать стихи в интернете  где можно опубликовать свои стихи  где опубликовать свои стихи  jge,kbrjdfnm cnb[b  разместить стихи  разместить стихи в интернете  выложить стихи собственного сочинения  куда выложить свои стихи  стихи онлайн  стихи онлайн бесплатно  учимся писать стихи  стихать  новые стихи  неизвестные стихи  yjdst cnb[b  стихи про  cnb[b ghj  стихи про друзей  красивые стихи  стихи на день рождения  стихи с рождением  стихи с днем рождения  стихи ко дню рождения  стихи ко дню учителя  стихи учителю  . . .


Публикация: 2020-10-28
Раздел: военные

Опаленные войной. Гл 3 - 3. Егор

продолжение
в начало 3-1
предыдущая страница 3-2


Солдаты и офицеры вокруг заулыбались, с трудом сдерживая смех.
- Ты по тише – герой, а то немцы услышат. – Посоветовал офицер.
- Да они спят там все без задних ног сволочи, ничего не боятся. – Егор замолчал, понимая, что говорит слишком много.
Офицер дал знать жестом сопровождающему разведчику, что бы тот отвел танкиста в сторону, а сам вернулся.
Отошли от офицеров метров на двадцать.
- Сиди не двигайся. Рыбаков пригляди тут за ним. – И разведчик вернулся к офицерам, задирая полы плащ-палатки. Егоров пистолет никому не был интересен.

Восток становился светлее, приближающийся день торопил развитие ночных событий. Егора опять позвали к офицерам, прервав его какой-то мутный сон. Солдаты отдыхали привалясь на стволы деревьев и кочки. Многие спали, кто-то не мог. Дозорные, которых тщательно разместил разведчик, несли службу. Офицеры полу сидя, полу лежа отдыхали между двух больших сосен, когда старшина вновь привел к ним плененного танкиста.
- Ну вот, что сынок. Говорю тебе открытым текстом. Цена твоей жизни – одна копейка. У нас попавших в плен не жалуют. – офицер сделал значимую паузу - Но парень ты вроде правильный. Да и, похоже, что боец опытный. Не первый бой что ли.
- Первый товарищ капитан, но служу четыре года. Строевой я. Домой мне уже этим летом надо было.
Молчание.
- После войны отдохнем. – Молчание - В шесть ноль, ноль начнется наступление. – Продолжил офицер - Наша задача вырезать как можно больше фрицев в окопе. Мы должны были к ним во фланг наступать, но раз ты у нас теперь палочка выручалочка, то решили мы еще до наступления их численность под сократить. Поэтому, без пятнадцати шесть, а сейчас уже пятый час, выдвигаемся в их окоп. Первый пойдешь дорогу показывать. Да только раньше времени не шмальни там из своей пуколки. Старшина – он обратился к разведчику – Семеныч, проследи за ним. Сам понимаешь идеально, если мы их там всех без шума прихлопнем. Поэтому только ножи до первого выстрела. – опять молчание - Вопросы?
Тишина.
- Свободны. В половине шестого рядом со мной.
Томительно проходили отмеренные командиром минуты. Егор вспомнил, за это время кажется всю свою жизнь до армии. Он лежал с закрытыми глазами на земле, впервые расслабившись после первого своего горячего, огненного боя, но сон не шел. Перед сознанием на миг появился образ Дуси и… почему-то, похожего на мальчишку Федора Русакова, выбросив в тело такое родное тепло… но потом сразу поплыли знамена, портреты Сталина и Ленина, развивались ветром девичьи юбки на деревенском току, мама звала с крыльца пить чай… ему улыбались смущенные девчонки, идущие по родной деревне, а мама опять звала пить чай… Зеленая парта в Ошейкинской школе, огромный дуб в школьном парке с шелестящей от ветра листвой, возвышающийся над всей округой. Вспомнилась легенда о гуляющим под ним Пушкине Александре Сергеевиче. В ушах тихонько и приятно звучала хорошая музыка… Слава богу – звона больше не было, и все счастливы, а мама зовет пить чай с крыльца… Только голос мамы какой-то озабоченный, как будто на Егора опять пожаловались в школе. Он открыл глаза…
- Хватит спать. Пошли к командирам. – старшина тряс его за плечо. Значит, всё-таки удалось кимарнуть.

Ровно без пятнадцати минут шесть подразделение выдвинулось к немецкому окопу. Солдаты передвигались молча, но уверенно. При приближении к сгоревшему танку Егора начали обгонять бойцы разведроты, среди них был и бравый командир. Егору не дали прыгнуть в окоп первым. Старшина даже придержал Егора за плечо, не давая ему свободы, заставляя пропускать опытных бойцов с обнаженным холодным железом на вскидку. Затем нырнул в окоп и старшина, также держа в правой руке блестящий в темноте клинок.
В первом капонире четверо фрицев не шевельнулись, не пикнули, и все было тихо, как будто ночь продолжает быть сонной. Солдаты вермахта, спящие вдоль окопа, нейтрализовались молниеносно одним движением. Пока один разведчик совершал боевое движение с очередным фашистом, другой его обгонял до очередного спящего фрица, в полной тишине совершая боевые действия холодным оружием уже обильно покрасневшем.
У очередного капонира капитан проскакивал метров на пять сам капонир, и вставал в прикрытие направляя ствол ППШ вдоль вражеского окопа, а бойцы за секунды зачищали капонир. Затем блиндаж, в котором горел огонек свечи, но спящих это не спасло. Опять капониры до второго блиндажа. Там один из немецких солдат успел прокричать: "Die Russen... Die Russen..." - «Русские...». Дальний дозор немцев видимо не спал, так как из дальнего капонира, через несколько секунд, ударила длинная пулеметная очередь, вдоль немецких позиций. Потом началась перестрелка, но половина траншеи к этому моменту была уже наша и не надо больше было соблюдать тишину.
Егор стоял возле выхода из блиндажа держа у живота свой пистолет на изготовке в растерянности, не зная, как ему действовать в начавшейся перестрелке среди мелькающих трассеров. Прямо на него в низкую дверь блиндажа выскочил немецкий офицер в расстегнутом кителе и без обуви. В долю секунды, не задумываясь левой рукой Егор схватил офицера за горло, вытянув свою руку до предела прижав его голову к земле откоса траншеи, и тут же выстрелил ему в живот, фриц прижатый к откосу окопа Егоровой хваткой опустился по стенке на колени, обмяк и закрыл глаза.
Васильев был уже далеко впереди зачищая окоп и оставшиеся капониры автоматными очередями и гранатами. Крики, стоны, стрельба, лязганье кинжалов и штыков, разрывы гранат, русский мат…, удары кулаков по человеческой плоти, звон железа о каски … сдающиеся в плен немцы… но кому они были нужны в пылу кровавого боя, идущего до смерти… Начало перестрелки, практически совпала с шестью часами. А саперные лопатки продолжали разрезать воздух перед тем как опуститься в тело очередного фашиста.
В атаку пошли основные силы, усиленные танками Т-34. Оборона немцев была не готова к такому натиску и быстро, сходу, была смята…

Крайний дом деревеньки ощетинился пулеметным огнем и не давал взводу Колесникова преодолеть околицу деревни. Старшина Семенович с несколькими бойцами, в том числе и Егором, после зачистки окопа подбирались к стреляющему дому с другой стороны, будучи не заметными для занятого делом пулеметчика.
Первыми у угла дома, за которым было стреляющее окно оказались старшина и Егор. Старшина дал Егору гранату и показал рукой, что бы тот подполз под окно дома и бросил в него гранату. Егор кивнул. Танкист сунул пистолет в кобуру, взял гранату, ловко подполз под окно из которого вырывались пулеметные огненные всплески и бросил гранату внутрь через стреляющий пулемет, слегка съежившись, от подступившего, под подбородок, страха, часто заморгав. Он четко услышал крики немецких солдат понявших, что происходит, затем хлопок гранаты оборвал цоканье немецкого пулемета. Семеныч подскочил к окну и дал туда длинную очередь из автомата, прямо над головой еще скрюченного Егора. Дорога взводу Колесникова была открыта. Группа бойцов во главе со старшиной присоединилась к наступающему взводу.

Чуть более чем через полтора часа счастливый и смертельно уставший Егор ел немецкую трофейную тушенку в деревне, которую они освободили вместе с десантниками. Широков, с удовольствием смеясь над хохмами грубого солдатского юмора, тем более что братва придумала рассказище уже и про танкиста, попавшего в плен к своим – смешно... плюс колоритный рассказ после смертельной опасности… весело… Они же ведь живы… Они увернулись от смерти… Голова слегка болела, и хотелось спать, страшно хотелось спать, останавливая собственные тяжелые веки. Егор был очень счастлив от того, что оказался среди своих, да еще каких своих. Может быть, его еще наградят за геройство.
- Егор вставай, тебя в штабе ждут. – Оторвал его от хороших мыслей и еды старшина…

далее 3-4

Понравилось? Поделитесь с друзьями!


Количество просмотров пользователями:   1


Общее количество просмотров:  112



Другие стихи автора:


Опаленные войной. Гл 3 - 4. Егор
Опаленные войной. Гл 4. Толя
Свечи
Опаленные войной. Гл 5 - 1. Федор
Опаленные войной. Гл 5 - 2. Федор



Добавить отзыв:

(если необходим комментарий к отзыву - поставьте галочку перед ним)

Вы ввели: 0

отзыв автора стихотворения не лимитируется по нижней границе

улыбается   радостно смеющийся   грустный   подмигивающий   сердитый   сбитый с толку   плачущий   поцелуй   ангел   влюблен   роза   удивлённый
бее   дурак   во!   смущённый   стоп   да   устал   смеющийся   показывающий язык   не хулиганить

Посчитайте и введите ответ:






Сopyright © 2008-2021 Все права защищены Ti-Poet.ru
Права на все материалы, представленные здесь, принадлежат их авторам
Ваши вопросы и предложения можете направлять на admin@ti-poet.ru

Информация для рекламодателей

Пользователи Online: 2
Пополнение баллов
Сообщение Администрации
Письмо Администрации